Елена Погребижская: «Приходится защищать свою территорию»

Опубликовано 12.09.2014, Темы: Интервью, Наши соседи

Много лет назад она была телевизионным военкором и ездила по горячим точкам, потом организовала рок-группу и выпустила несколько альбомов, но вернулась в журналистику.
Одна из последних работ Елены (фильм «Мама, я убью тебя» — о жизни детей-сирот в интернате в селе Большое Колычёво) вызвала множество обсуждений на правительственном уровне…

Фильм стал необходимостью

— Елена, читала, что сейчас вы заканчиваете работу уже над третьим документальным фильмом, связанным с детьми-сиротами. О чём он?

— О мальчике Васе, который поднялся с самого дна сиротской системы. Я работала над этим фильмом около года. Когда мы начинали, он был одиноким парнем без работы и серьёзного образования. За это время он поступил в университет, его взяли на работу в сеть «Мариотт», он нашёл любимую девушку, на которой завтра женится.

— Ваш первый фильм был посвящён детям-сиротам, которым с лёгкостью ставят психиатрические диагнозы, лишая возможности управлять собственной жизнью. Как возникла эта тема?

— Мне хватило двух приездов в интернат, чтобы этот фильм стал необходимостью: я хотела рассказать всем о том, что увидела сама. О том, как это всё устроено в таком мире, в котором детей в наказание отправляют в психиатрическую больницу, где в семилетнем возрасте им уже определяют будущее. А так как я независимый режиссёр и у меня своя независимая студия, я имею возможность снимать то, что мне интересно, выкладывать это в Интернет и отправлять на фестивали.

— Вы отслеживаете судьбу своих героев?

— Да. Одного из троих детей, о которых я рассказала, взяли в приёмную семью, двое других по-прежнему в интернате. Нам очень помог «Открытый показ» , который устроили в РИА «Новости». И я благодарна Чулпан Хаматовой, которая, увидев это кино, просто отнесла его в Белый дом. После этого в интернатах прошли проверки и примерно тысяче детей отменили психиатрический диагноз. А конкретно, из того интерната, в котором всё это снималось, разобрали по семьям очень-очень много детей. Но главное, что процесс работы над внесением поправок в законодательство уже пошёл. Надеюсь, что наступит момент, когда огромные «хранилища детей» превратятся в заведения временного содержания семейного типа.

За фонари в своём районе пришлось побороться

— Вы давно живёте в районе Преображенской площади. Что вам там нравится и что не нравится?

— Нравится, что парк «Сокольники» рядом. Не нравится, что много бездомных.

— Где именно?

— Повсюду! В любом укромном уголке можно увидеть стоянку бездомных. Они такие же люди, как и мы с вами, но отличаются тем, что оставляют после себя кучи мусора, поэтому приходится как-то защищать свою территорию от этого нашествия. Мне кажется, что было бы неплохо, если бы к этому вопросу как-то подключились власти города.

— Город сейчас активно благоустраивается. На ваш взгляд, что-то меняется к лучшему?

— И да, и нет. Например, в моём дворе появилась спортивная площадка с хорошим прорезиненным покрытием. Это здорово. Но у меня уже не первый год создаётся впечатление, что в Москве в понятие «благоустройство» входят лишь спортивные и детские площадки. Чуть-чуть влево-вправо от этих площадок — и ты попадаешь в пустыню. А где своевременная уборка? Дополнительные скамейки? Или, например, площадка для выгула собак? У меня была целая кампания по решению этих проблем, и завершилась она почти совершеннейшим счастьем.

— Расскажете?

— У нашего дома была многолетняя стоянка бездомных, свалка. Долгое время считалось, что надо просто закрывать на это глаза: не видеть мусора, не замечать десятки валяющихся шприцев… Однажды мы просто засучили рукава и всё это своими руками убрали. Но старое могло вернуться. Поэтому я позвонила знакомым ребятам на телевидение. В результате после выхода передачи у нас поставили фонари и, думаю, скоро их подключат. А площадку, которую мы своими руками убирали, теперь убирает управляющая компания.

Непрофессиональный активист

— Елена, в последнее время вы много работали с детьми-сиротами. Никогда не возникало желания взять такого ребёнка?

— Каждому своё. Я режиссёр, снимаю документальное кино. Сегодня про детский дом, завтра про тюрьму, а послезавтра мне придёт в голову снимать про космонавтов. Не будет же это значить, что я полечу в космос!

— Чем занимаетесь, когда не работаете над фильмами?

— Да много чем! Обычный набор: гуляю, встречаюсь с друзьями, хожу в спортзал. Вот кошек и собак в нашем округе пристраиваю.

— А как вы их пристраиваете?

— Сотрудничаю с зоо­магазином, в котором покупаю корм для своих собак и кошки. Самого последнего найденного мной котёнка они пока у себя держат, и я знаю, что за ним на днях должны прийти.

— Соседи, зная вас как человека неравнодушного, должно быть, обращаются к вам со своими проблемами?

— Я непрофессиональный городской активист. Да, одно время благоустрой­ство места, где я живу, было для меня вопросом номер один. А сейчас вопрос номер один для меня — мой новый фильм. И вся моя активность на сегодня поставлена на паузу.

Беседовала Елена ХАРО, Восточный округ

 

Сверху

www.atroshenko.by - раскрутка сайтов в спб